тепловозтепловоз.com

выйди за пределы восприятие без границ


В Тамбуре

00:11 Казлец: ---Ветер 2...
22:07 .kinopoisk.ru/f...: Оставлю зд...
21:39 Сплюшка: Ахаха мама...
23:22 пассажир: Всем приве...
02:31 букоffская: ---Бутик 2...


В Камментах

00:40 Фэри к svetyaric: Трава поющего с...
00:41 пассажир к Басаргин Сергей: Сильный туман
00:37 пассажир к дорога зеро: жемчуг
00:32 пассажир к Синяя Птица: ТО
00:28 пассажир к sandal: *


Вход
ник:
пароль:
Забыли пароль? Регистрация


Отдельные вагоны

Литконкурсы

Спам Басаргина

Багаж

Предложить в Лучшее

Книга ЖиП

...ДИЗМ

Автобан

Вова, пошел нахуй!
Последнее: 2017-09-29 07:40
От Я не буду тебя боьше

Спецтамбур для объявлений
Последнее: 2016-05-27 09:48
От wdr


Сейчас на сайте зарегистрированные:




Наши кнопки
ТЕПЛОВОZ.COM: Восприятие без границ!

Добавь кнопку Тепловоза на свой сайт!

Укр>Рус переводчик

Лента креативов
22 сен Синяя Птица: ТО (4) ... (1)    
7 сен [Имя было скрыто] svetyaric: Контуженная осени пр... (2) ... (2)    
6 сен [Имя было скрыто] wdr: Про Догена (3) ... (1)    
-> 1 сен JabberWock: Как я строил памятник (0)    
31 авг sandal: 321 (2)    
22 авг sandal: / (1) ... (1)    
10 авг [Имя было скрыто] Шкалабалав: Прошедшее время (1)    


КРЕО2017-09-01 : JabberWock : Как я строил памятник версия для печати печать с комментами

Все началось в 2011 году. В том году, ребята из группы археологов Днипро-Поиск, нашли останки пропавшего без вести в 1942 году генерала Тимофея Шамрыло. До тех пор, про него толком ничего известно не было, кроме того что этот советский джентельмен командовал обороной Киева. Многие знают улицу в Киеве, названную его именем, но что это был за человек – практически никто не в курсе. Дело в том, что Шамрыло собирался возглавить подполье, после того как наш город займут немецко-фашистские войска, и поэтому, в целях конспирации, все с ним связанные документы были изъяты из архивов. Он физически их все возил с собой.
Во время одной из инспекций оборонительных укреплений по одесскому направлению, группу Шамрыло накрыло артиллерийским залпом. Останки генерала опознали по тем самым документам. По слухам, он возил с собой еще и чемоданчик с золотом – для финансирования сопротивления, но чемоданчик, вроде бы, не нашли… Хотя стойте, моя история совсем не про это.
После того как стало абсолютно ясно что это тот самый Шамрыло, было принято решение на месте его гибели возвести монументальный комплекс. Так случилось, что вести проект, довелось вашему покорному слуге. То есть мне.
Мой друг-архитектор Петр придумал прекрасный план-проект комплекса, который инвестор утвердил довольно быстро, и наивный я, был уверен, что дальше все пойдет так же гладко.
Ну подумаешь – успокаивал себя – это как постройка дома, только в сжатые сроки. Да, я далек от строительства и придется разбираться во всяких подробностях по ходу движения проекта. Но все мы знаем – нет нерешаемых проблем для человека с интеллектом.
Что такое пробы грунта, зачем нужны инженерные расчеты, как и где быстро найти красивую березу нужных габаритов, как технологически правильно ее пересадить, и еще куча штук помельче – это меня ждало в ближайшие девять месяцев.

Вначале, все процессы были спокойными и структурированными. Наше судно, плавно огибая воздушные ямы и турбуленции с выбором подрядчиков и утверждением смет, пролетело из января в март, в месяц, когда температура воздуха позволяет лить бетон.
Дома я никогда не строил. Монументальные комплексы – и подавно. Сравнивать особенно было не с чем, и поэтому все казалось простым. Проект как проект. Стандартный треугольник «клиент» - «я» - «подрядчики». За творческий надзор отвечал Петр. За работу на площадке – прораб подрядчика. Раз в две недели я наведывался на стройку, и вроде как все было под контролем. Я даже немного снизил важность, и больше внимания уделял баннерной рекламе совсем другого клиента.
Веселье началось на финальном этапе. В основном благодаря двум глобальным моментам: Первый – неизбежная разница между красивой картинкой на эскизе, и тем, что получалось, и второй момент – адски ленивые и неэффективные строители. Пикантности ситуации добавлял тот факт, что «мой» прораб уволился к херам, а назначение нового затягивалось. Но гребанные график-сроки! В общем, я сделал глупость. Вместо того чтобы настаивать и давить на подрядчика – где новый командир обезьян? – я просто взял на себя функции прораба. (Не делайте так, друзья!)
Если с первой проблемой, мы с Петром, не без участия представителя заказчика, вполне справлялись, иногда проявляя чудеса находчивости и смекалки, то вторая – похуизм и распиздяйство мастеров бетона и пульверизатора, иногда ввергала меня, в такие глубины уныния, что хотелось просто бросить все, послать нахуй и строителей, и клиента, и своего шефа.
Послать, и уехать медитировать на Байкал.

Последние дней десять, каждый мой рабочий день начинался на стройплощадке, и там же и заканчивался. Под неожиданно злым апрельским солнцем, я загорел как огородник. Как самый настоящий выращиватель каменных конструкций. Пока стоишь рядом, все более-менее бодро ковыряются и что-то там делают. Но стоит отойти на сто метров к авто за сигаретами, как стройчаки тут же устраивались в тенечке. Кто перекурить, а кто вздремнуть.
Меня это бесило неимоверно. Ни уговоры, ни угрозы, ни пиздюли особо не помогали. Точнее помогали, но совсем ненадолго. Как во время гриппа терафлю бахнуть – вроде попускает, но на следующий день все симптомы возвращаются. Поначалу, я звонил хозяину этой строительной конторы, только в особо безнадежных ситуациях, и в те моменты, пиздюли спускались лавиной сверху вниз, по всей иерархической лестнице. За те десять дней, сменилось три бригады, но на качестве процесса это особо не отражалось. Чем ближе финал – тем чаще я набирал номер директора.
После очередной херни, когда два долговязых гения сожгли мотор бетономешалки, директор конторы со свитой на двух джипах, приехал на объект раздавать пистоны лично. Он уныло походил по площадке поковырял носком туфли недавно затвердевший постамент, и на прощание, доверительно сообщил – Костя, будь с ними пожестче. Я понимаю, что ты там, в офисе привык к культурным собеседникам, но здесь стройка, и нужен другой язык

Но, черт! Я постоянно забывался и скатывался к своей обычной манере общения. Вместо гармоничной, для ушей и мировосприятия этих товарищей фразы: «ЭЙ! Это чё за хуйня?! А ну, бляди, переебаште все шоб нормально было!!», я говорил что-то вроде «Друзья! Ну куда это годится? Вы что не видите что эта часть светлее? Будьте любезны, исправьте, пожалуйста…»
Как я понял потом, такая манера выражаться, невероятно раздражала заляпанных краской ребят в шапочках из газет. На их физиономиях что под шапочками, отчетливо читалось: «Вот.. Опять приехал этот столичный хуй. Во всем чистеньком, сука, и еще и выебывается. Нет шоб нормально базарить - надо, блядь, загнуть и закрутить. От пидор!». А с учетом участившихся лавин постоянных, неотвратимых, но справедливых пиздюлей, их ненависть ко мне, кипела на самых высоких градусах. Кипела без выхода.
Короче, со всеми многочисленными приключениями, стройка завершилась.
Белый, кусок бетона, «парящий» на арматуринах, с двойной плашкой из кортен стали на фасаде – готов. Дорожки вымощены брусчаткой. Трогательная береза посажена. Изумрудный газон расстелен. Все очень красиво, достойно, и что не маловажно – нравится заказчику.
Открытие комплекса было назначено на 9 мая, и должно сопровождаться грандиозным торжеством, с участием высших чинов государства. С почетным караулом, центральными тв-каналами, торжественным захоронением найденных останков погибших воинов, протокольным салютом из стрелкового оружия, и всем-всем остальным. Кроме шишек из правительства, ожидалось порядка 1500 гостей. В общем, все масштабно.

У нас, заранее были подготовлены специальные таблички с именами павших героев. Такие себе квадраты с палками, из семимиллиметровой стали, на которых плазменным огнем прорезаны имена погибших. По сценарию, после захоронения, солдаты караула должны водрузить эти таблички на могилы.
Накануне, в десть вечера восьмого мая, я приезжаю на площадку проверить финальную готовность. Все отлично. Все красиво. Все готово.
На площадке продолжает суетиться команда техников, устанавливающих звук-свет, но на их счет я не переживаю – там свой график. Подрядчик проверенный. К утру все будет.
И, казалось бы, можно выдохнуть. Но, блин, не тут-то было. Я прохожу по распечатанному сценарию, и обнаруживаю, что надгробной стальной таблички с трафаретными буквами ШАМРЫЛО Т.В. нет. Одиннадцать других – вот лежат, завернутые в паллетную пленку, а самая главная, куда-то пропала. Следующие десять минут я в панике ношусь по площадке в ее поисках, и отчетливо осознаю, что это фул крэш. Другими словами, полный пиздец, уважаемый руководитель проекта. Совсем скоро наш борт так шарахнется оземь, что костей не соберешь. Ни ты, ни твое рекламное агентство полного цикла.
Но как часто бывает, в критические ситуации организм вскрывает НЗ внутренних ресурсов, и удивительным образом (не без вмешательства моей любимой крошки фортуны), с помощью нескольких телефонных звонков, своих убежденческих навыков, и, конечно же, бабла, мне эту ситуацию удаётся разрулить. (Дорогие мои юные манагеры проектов, всегда! Повторяю: ВСЕГДА закладывайте непредвиденные расходы в смету проекта. Минимум 10% от общей суммы.)
Марина, огромная женщина, менеджер производства, где нам все эти таблички резали, чудесным образом оказывается возле компа, и получает от меня дропбоксовскую ссылку на оригинал макет таблички для плазменного станка. Бригадир производства берет трубу с первого раза, и таким же удивительным образом находит ребят готовых выйти в ночную смену, чтобы запилить эту чертову табличку еще раз. Я гарантирую двойные оплаты всем участникам процесса… И ву а ля! Меня заверяют, что теперь точно, в 8:30 утра следующего дня, табличка будет готова.
Судорожно пробегаюсь по мятым листкам сценария: утром девятого, представители клиента принимают площадку в 10:00. Приезд высокопоставленных чиновников в 12:30. Фууф.. вроде успеваю.

Ну что ж, господин менеджер проекта, дергая штурвал, ты таки выводишь самолет из штопора у самой поверхности. С перегретым мотором, и заклинившими закрылками он таки тарахтит в светлое будущее…
Сидя на багажнике своего форда, полностью вымотанный и ошалелый от событий последних нескольких дней, я выкуриваю три сигареты подряд. На часах начало двенадцатого. Вот теперь точно все. Можно ехать домой.
- Конастантин, калмдаун. Затуши окурок, пару раз вдохни-выдохни, садись за руль, и спокойно домой через магазин. Затем пару бутылок пива на прохладном балконе, легкий ужин, будильник на 6:30, и спать. Завтра будет сложный день.
За те сорок минут, пока я мчался по ночному Киеву, из Гатного в Сильпо, что у моего дома, успел несколько раз проорать Hey Bulldog, и пару-тройку раз «don't back look anger». Выбросил, и выорал всю ту гадкую жижу с осадком – все! Проехали. Летим дальше.
В плавно разъехавшиеся двери суперсама я входил тем самым, уравновешенным и спокойным человеком, каким был, утром этого же, уже прошедшего дня.
Уютный, пустой Сильпо, приглушенная музыка в торговом зале, посткризисная дезориентация, но я уже почти полностью расслаблен. Пройдясь мимо знакомых полок по привычному маршруту, я набрал нехитрой снеди: упаковку жестянок Bud, двести грамм маасдама, кусочек сухой колбасы, и ребенку литр живчика.
Две работающих кассы.
Да и не нужно больше.
У одной, шумная компания молодых ребят. С шутками и прибаутками выгружают из тележки какие-то гигантские наборы воды-бухла-закуси. Все понятно – порадовался за них я - ми їдемо на дачу – и направился ко второй кассе.
Там было пусто. Почти. Опершись о бордюр прилавка, и с большим трудом борясь с внутренней качкой, понурив голову, стоял бухой пролетарий лет пятидесяти. Перед ним на ленте лежала одинокая бутылка колы.

Он поднял мутный взгляд, и увидев мою футболку с принтом «радостно отливающая собачка - успех начинается с малого», нехорошо ухмыльнулся.
Ну мне-то что. Я вымучено улыбнулся ему в ответ, и начал аккуратно раскладывать свой продуктовый набор, предварительно огородив его специальным таким, суперсамовским параллелепипедом: «наступний покупець».
Честно, не представляю даже, какие именно тематические волны вспенили алкогольные пары в голове у моего соседа по очереди, но он так же пьяно ухмыляясь, улыбкой что-то задумавшего человека, бордюрчик-ограду, между своей колой и моими покупками, медленно убрал.
Ну а что я – я брусок возвращаю, добавляя какую-то вербальную хрень, типа «Нет-нет. Это вот ваш урожайчик, а это – мой. Хотите такой же – пройдитесь по грядкам и пособирайте!»
Уже потом, много раз прокручивая в голове эту ситуацию, я понимал, что самым оптимальным ходом с моей стороны, был бы махнуть на все рукой, и пойти набрать новый набор. Но блин!! Это же моё, все ЭТО на ленте! Я же уже все ЭТО выбрал! Именно ЭТОТ кусочек сыра. Именно ЭТУ упаковку пива!
Пролетарий снова убирает разграничитель, и кассирша, словно робот, продолжает за колой сканировать мои покупки…
– Эй-йе-йей! Постойте! Это мой товар! Его только кола!!
На что пролетарий успокаивающее подмигивает нам обоим – мол, все нормально. Колбась дальше!
Я пытаюсь прорваться к уже отсканированным продуктам, и тут начинается форменный Гранд Гиньоль. Смесь Чарли Чаплина с Бунюэлем.

Дядя, недолго думая хватает меня за грудки и начинает шипеть распаляясь: Ты куда, сучёнышь! Хочешь разобраться – ща разберемся!!
С трудом отдираю его от себя и зову охрану.
На мой зов прибегают два щуплых хлопца, и начинают размахивая руками, как обезьяны скакать вокруг нас.
- Ребята, он же пьяный в дым! – кричу я им – Крутите его и вызывайте милицию!
- Ми не можемо нічого зробити! Він же нічого не вкрав!!
- Вы чё, охренели? Он же на меня с кулаками лезет! Вы же охрана! Сделайте что ни будь!
У меня в голове, в ритме ускоренной перемотки, проносятся варианты действий и их возможные последствия. Начиная от «засандалить в глаз» и заканчивая «побыстренькому сделать ноги». Драться за еду в мои планы на окончание вечера совершенно не входило. Особенно учитывая непредсказуемость результатов сражения. С одной стороны, я парень крупный, но объяснятся с копами по поводу нанесенных телесных повреждений, совсем не хотелось бы. А с другой – с моим опытом уличных драк, весьма вероятен был бы мой завтрашний бенефис на мероприятии с разбитой физиономией – что то же никуда не годилось бы.
Быстро делать ноги – вроде бы разумно, но постыдно. Я же не в подворотне с тремя гопами столкнулся…
Пока я в ахуе, быстро, но тщательно рассуждал как быть дальше, дядя взял инициативу в свои руки. Он схватил с ленты бутылку живчика и швырнул мне её в голову. Я увернулся, и бутыль сорвав пробку, рикошетит в кассовый аппарат, обдавая всех участников мизансцены, пенной и сладкой яблочной струёй.
- Вот эту бутылку я точно оплачивать не буду! – кричу я. А обрызганная живчиком с ног до головы кассирша, не теряя темпа и абсурдности происходящего, вопит охраннику: Андрей! Отмена!!
Охрана понимает, что зреет порча необоротных средств магазина, а именно, рабочего места кассира, начинает принимать меры, но какие-то половинчатые – просто выталкивает буяна за двери супермаркета. Он особо не упирается, и зло обещает дождаться меня снаружи.
Я оплачиваю все кроме живчика, забираю в качестве трофея колу, пакую это все в пластиковый пакет, иду ко второму выходу.

Моё охренение было настолько велико, что я ни ругался, ни выяснял что это, блядь, все было, а просто шел к авто, на всякий случай, достав заранее из сумки, увесистую связку ключей на цепи.
Разумеется, буйный дядя ждал меня там, откуда его вышвырнули – у другого входа, в метрах пятидесяти. Он тщательно придерживал обеими руками стену, и меня не заметил.
Я завел мотор, и поехал домой. Проезжая мимо пролетария, я подумал: «а может остановиться? А то вроде какая-то недосказанность между нами осталась...» Но сам себя отдернул: «Остановиться, чтобы что? Не-ет, дорогой. Хватит тебе на сегодня приключений» - и только газанув, вырулил с парковки.
Конечно же, всю краткую дорогу до дома, у меня в голове, словно камешки в пустой бочке, гремели безсвязанные мысли, квинтэссенцией которых была «ЭТО ЧТО ЖЕ ТАКОЕ, НАХЕР, БЫЛО?»
Это же мой Сильпо! Я в нем был со дня открытия в 2003 году, уже стотысячпятьсот раз! Я знаю в этом магазине каждую плиточку, и каждую полочку! Всяко бывало, но Эй! Мироздание! В чем дело-то?!
И вот ту-то волшебство в виде катарсиса на меня и навалилось. Не могу сказать, что это было приятное откровение, но деваться было некуда. Я все понял…
Я вдруг понял, что все те ближайшие дни, когда я по долгу службы, чморил, гнобил, и раздражал, простых ребят на стройке, не прошли даром. Ребят, которые может и хотели бы мне что-то ответить, но по разного рода причинам, не могли.
Может неведомый дух пролетариата, таки откликнулся на их матерные молитвы, и вернулся непосредственно ко мне, в виде пьяного божка-рабочего? Не для того что бы отомстить, а просто вернуть назад все то, что осталось не сказанным, и как следствие, с их точки зрения – не услышанным?
Выпив на прохладном балконе вместо пива, три по пятьдесят виски, я подумал – ну и херню же ты напридумывал со всеми этими духами…
И набрал номер начальника цеха, чтобы узнать как там у нас плазменный процессом имени Шамрыло.


Голо-совалка
Правила

+2Шедевр! Одно из лучшего здесь!
+1Понравилось
+0.5Что-то есть
0Никак
-0.5Хуже чем никак
-1Отстой
-2Пиздец, уберите эту хуйню с Тепловоза!


! Голосование доступно только авторизованным пользователям






КОММЕНТАРИИ




НУ ЧТО?

Отправлять сюда комменты разрешено только зарегистрированным пользователям


ник:
пароль:
Забыли пароль? Регистрация
Вход для Машиниста Tепловоза
©2000-2015 ТЕПЛОВОZ.COM