тепловозтепловоз.com

выйди за пределы восприятие без границ


В Тамбуре

16:13 гавнотовитель: Алекс, что...
14:43 Басаргин Сергей: ---Алекс 2...
12:38 Изготовитель: О, привет ...
15:36 Алекс: Ага вроде ...
11:59 Сплюшка: https://ww...


В Камментах

12:51 Сплюшка к Kravdiy: Всяко радости в...
11:05 призрак теплово... к Kravdiy: Всяко радости в...
02:45 Kravdiy к Kravdiy: Всяко радости в...
14:13 Ветер к svetyaric: И даже просвета...
14:10 Ветер к ночной сыщик: помогите, мисте...


Вход
ник:
пароль:
Забыли пароль? Регистрация


Отдельные вагоны

Литконкурсы

Спам Басаргина

Багаж

Предложить в Лучшее

Книга ЖиП

...ДИЗМ

Автобан

Вова, пошел нахуй!
Последнее: 2017-10-27 13:05
От земля

Спецтамбур для объявлений
Последнее: 2016-05-27 09:48
От wdr


Сейчас на сайте зарегистрированные:




Наши кнопки
ТЕПЛОВОZ.COM: Восприятие без границ!

Добавь кнопку Тепловоза на свой сайт!

Укр>Рус переводчик

Лента креативов
2 сен 2012 [Имя было скрыто] БТ: зарисовка (9) +0.21 (7)    
2 сен 2012 Ша Куку: *** (9) ... (6)    
31 авг 2012 [Имя было скрыто] Hib: Две сказки (20) +0.5 (9)    
-> 31 авг 2012 [Имя было скрыто] Maksim Usachov: Цензура и девочка Ле... (10) ... (4)    
30 авг 2012 Chinasky: Ранок (24) +1.13 (14)    
29 авг 2012 Olena Semenchuk: Посвящяется Ирине Полянской и мальчику Ю... (11) +0.89 (11)    
29 авг 2012 Літ. редактор: Лисиця (6) +1.09 (10)    


КРЕО2012-08-31 : Maksim Usachov : Цензура и девочка Лена
[Имя автора было скрыто первые сутки]
версия для печати печать с комментами


Я вообще не сторонник цензуры. Любой. Особенно, когда начинаются разговоры, о том, что детям можно читать, смотреть, слушать, а что нельзя. Вспоминая себя маленьким, я-взрослый думаю, что эффективно запретить ребенку доступ к информации можно только одним единственным способом – физически ее уничтожить, сделать так, чтобы никто и никогда эту информацию не получил, чтобы ее просто не существовало. Для примера очень простая история.

Во времена, когда не было компьютеров, систему родительского доступа заменял книжный шкаф, запирающийся на ключ. Конечно, он встречался только в некоторых интеллигентных семьях. В моей семье, ни разу не интеллигентной, все книжные шкафы, хоть и запирались на ключ, но те всегда были благоразумно оставлены в замочках. Книги самого сомнительного содержания лежали на полке в комнате сестры, доступ к ним был абсолютно открытым. Запирались они по одной простой причине: когда внизу проезжал грузовик, дверцы открывались. Ну и на сомнительные ценности популярной литературы не акцентировали внимания. А вот у моей подруги детства, Лены, такой шкаф был. Огромный сталинский шкаф, в своей монументальности, призванный подчеркивать, как важно вырасти правильной девочкой.

Ключ хранился у отца и книги из этого ящика выдавались им лично, чуть ли не под подписку о невыезде. Лену это злило. И почему-то особенно ее мулил Мопассан. Сейчас нам, взрослым, пережравшим Миллера. Сорокина и Трофимова, наверняка покажется откровенной дикостью, что душку Мопассана считали неподходящим кормом для девичьего интеллекта. Но были тогда и такие скучные семьи, имеющие собственное дикарское представление о воспитание правильных девочек. Лена, что-то о творчестве Мопассана слышала и уже, в свои-то десять, успела прочитать такие взрослые книги, как «Преступление и Наказание», «Войну и Мир» и «Мастер и Маргарита». Если конечно не врала. Поэтому считала себя достойной получить из заветного родительского шкафа немного мудрости. Но папу ее доводы не убедили. Когда все законные способы добыть книгу провалилась, а остались только незаконные – она пришла ко мне.

Я поступил как настоящий джентльмен. В десять лет я вообще за один день успевал побывать джентльменом и разбойником раз пять попеременно. Так вот. Я обратился к специалистам. Специалиста все звали Шрам. Он был моим одногодкой из не очень приятной и совсем не благополучной семьи, учился в соседней школе, где, несмотря на одинаковую программу, было полегче. Я частенько пересекался с ним во дворе, несколько раз к тому времени дрался, а потом даже дружил и пил с ним портвейн.

– Шрам, мне нужно открыть один замок, так чтобы об этом никто не узнал, – я сразу взял быка за рога.

Шрам смачно сплюнул и потер пятерней свой бритый затылок.

– А сложный замок?

– В книжном шкафу, – осторожно признался я.

– Книжку что ли хочешь украсть? – и рассмеялся.

Концепция запертого шкафа, где из ценностей только книги, и в его голову совершенно не укладывался.

– Неважно, – я поморщился.

– А че я тебе помогать должен? – поинтересовался он.

– По-соседски? – предложил я.

– Мне бы бабла, – немного грустно произнес он.

– Бабла нет, – сразу предупредил я. – Девчонке одной помочь надо.

– А…

И замолчал.

– Не хочешь помочь, так и скажи, – немного обиделся я.

– Есть одна тема… – протянул он. – Но забесплатно никто ничего делать не будет.

– И сколько? – спросил я и вздохнул.

Мне уже стало понятно, что подписался я на это дело зря. Еще и деньги придется вложить.

– Десятка, как минимум, – пожал плечами Шрам.

– Достану, – выдавил я из себя.

Десять рублей были для меня огромными деньгами. Практически невозможными. Всего в заначки у меня лежало трешка одной бумажкой, еще что-то мелочью лежало в копилке, но ее трогать было нельзя. И еще у меня был юбилейный рубь.

– Ну, пошли, – сказал Шрам.

Пошли мы в сторону рынка. Когда до него оставалось метров двести, Шрам подвел меня к небольшой будке, которая прижималась к забору бойлерной. Будка была открыта, внутри горел свет, но никого не было.

– Сергеич? Сергеич? – позвал Шрам.

После второго раза Соседние кусты раздвинулись и из них выглянула страшная синяя морда.

– Чего тебе малый? – спросила морда.

Шрам чему-то разулыбался подскочил к морде и что-то зашептал. Морда нахмурилась, потом задумалась о чем-то и только после этого кивнула. Затем она медленно выползла из кустов и превратилась в маленького мужичка, настолько миниатюрного, что мне даже в десять лет он показался не очень большим.

– Пластилин есть? – неожиданно спросил мужик.

Вопрос меня сбил с настроя, но я постарался, как можно бодрее ответить.

– Есть!

– Слепок стукнешь. Принесешь сюда. Вместе с деньгами. Будет ключ. Понял?

– Нет, – честно признался я.

– Пентюх, – Сергеич сплюнул и пошел к своей будке.

Вернулся он с ключом и пластилином. Вдавил плашмя ключ в пластилин и показал мне.

– Понял? – еще раз спросил.

– Да! – обрадовался я и повернулся, чтобы уйти.

Но Сергеич ловко схватил меня за плечо, как-то очень больно схватил.

– Ай! – не выдержал я.

– И слушай сюда, сучонок. Не пизди не кому понял? Ни родителям, ни друзьям, понял? Если спиздаболишь кому-то, я тебя найду и так в жопу отчалю, что кишками срать будешь. Понял?

– Понял, – согласился я, хотя из всего сказанного понял далеко не все.

Я пошел. Быстро. И пока шел, пытался придумать, где бы достать деньги. Мне надо было достать семь рублей. В школу мне давали каждый день пятьдесят копеек, но я их все тратит практически сразу. Покупал булочки или жвачку у бабок. У меня оставалась сдача с последнего раза – пятнадцать копеек. Т.е. на руках у меня было три пятнадцать. Для начала я решил сдать бутылки. В моей семье почему-то считалось, что все бутылки, которые скапливались на балконе – это моя добыча. Я могу сделать с ними все, что мне захочется. Т.е. попросту сдать, а полученные деньги потратить на какие-то свои детские потребности. Поэтому бутылке на балконе не скапливались. Кроме папиных, некондиционных, с какими-то нерусскими этикетками, которые никто не принимал. Была только одна беда – я недавно уже относил бутылки, а значит, собралось совсем немного.

В общем, найти десять рублей было сложно. Подробно рассказывать, как я собирал деньги, не буду. Это надо либо рассказывать отдельно, либо не загружать этот рассказ. Тем более что после всех моих усилий мне удалось собрать только семь рублей и пятьдесят пять копеек. Это не было финалом. Я просто отложил свой план на несколько дней. А может на неделю. И постарался избегать Ленку. Почему-то мне было неприятно признаваться, что забуксовал из-за отсутствия двух рублей с мелочью. Лена нашла меня сама.

– Ну что? – спросила она, перехватив меня у парадной.

– Все на мази, – попытался я ее успокоить.

– Это как? – переспросила она.

– Ну, я все понял, как делать.

– И что? Ты мне ее вытащишь? – обрадовалась она. – Пойдем!

– Не так быстро. Надо подготовиться. Немного, – попытался выкрутиться я.

– А что надо делать?

– Подготовится… Немного.

Ленка не выдержала и стукнула мня по плечу.

– Ты забыл? Забыл?! А ведь я тебя как друга попросила! – и по плечу, по плечу.

– Да не забыл я, – не выдержал. – Просто деньги нужны.

Лена тут же успокоилась.

– Много? – спросила она осторожно.

– Да, десятка всего, – я махнул рукой. – А я как назло пустой.

– Десятка! – обрадовалась она. – Я сейчас возьму!

– Стой, – и еле успел схватить за руку. – Ты еще пластилин возьми.

– Зачем? – удивилась она.

Объяснил ей как мог. В общем, через полчаса я шел к будке Сергеича, пытаясь сложить абсолютно непонятный для меня ребус. Книги Ленин папа держал под замком. А вот деньги лежали просто на кухне в одном их ящиков. И там, по словам самой Лены, их было много и берут все кому надо. Даже ей разрешали. Потому что она хорошая девочка и не будет баловаться с деньгами. У меня мама, которая управляла семейным бюджетом, деньги всегда прятала. Она панически боялась воров и вообще не любила оставлять, что-либо ценное на виду. Поэтому все было спрятано, зарыто среди вещей и утрамбовано в каком-то углу. Да я и сам не мог понять, почему деньги в Лениной семье было достать проще, чем книгу.

Сергеича в будке не было, но она стояла гостеприимно распахнутая. После моего нервного Сергеич, он вышел из кустов и залепил мне такую затрещину, что я только носом в асфальт уткнулся.

– Я тебя сучонок вчера ждал, – пояснил Сергеич. – Базаришь по копейке, людей уважаемых кидаешь.

– Денег не собрал, – пробормотал я, поднимаясь.

– Сразу надо было деньги готовить, – зло пробормотал он. – Нечего серьезных людей отвлекать, коль денег нет.

Он забрал у меня пластилин и еще раз дал затрещину. Когда я поднялся, Сергеич уже вовсю жужжал в своей будке. Через десять минут, я лишился десятки и получил на руки ключ. И почти нежный подзатыльник. Намного позже я познакомился с Сергеичем поближе и он совсем не показался мне таким страшным, но тогда я еще долго обходило его будку стороной.

Утром, счастливая Лена уже прибежала ко мне домой, устроилась в кресло со своим Мопассаном. Через час я не выдержал и спросил:

– Ну, что там такого?

Лена только плечами пожала. Свой вопрос я повторил раз двадцать, если не больше. Читала она свою запретную книгу дней четыре, даже мой флегматичный отец начал на нее коситься. После прочтения Лена с некоторым разочарованием призналась, что ничего такого, она там не обнаружила. Чтобы утешить ее я принес с особой полочки «Русские заветные сказки» – сборник похабных сказок, изданный где-то в Европе и непонятно каким образом попавший к отцу. Сказки там были матерные с натуралистическими подробностями и подробными иллюстрациями. Лена читала его красная, но оторваться не могла. Я еще хотел ехидно прокомментировать, что это дескать не Мопассан.

Не знаю, виноваты ли в этом мои сказки, но Лена так хорошей девочкой не стала. Впрочем, смотря кого считать хорошей. А я буквально через недели две испытал самый настоящий шок. Выпросив у отца, десятку я отправился купить себе какую-то фантастику. И на раскладки у какого-то ханурика увидел тот самый запретный том Мопассана. За три рубля. Я его даже купил для коллекции. Или не знаю зачем. Прочитал я его все равно намного позже. Уже после Генри Миллера и де Сада… Но с тех пор я с большим сомнением отношусь ко всяким запретам, родительским доступам и цензуре.


Голо-совалка
Правила

+2Шедевр! Одно из лучшего здесь!
+1Понравилось
+0.5Что-то есть
0Никак
-0.5Хуже чем никак
-1Отстой
-2Пиздец, уберите эту хуйню с Тепловоза!
Средняя оценка крео: . . .
Проголосовавших: 4

! Голосование доступно только авторизованным пользователям






Перейти в профайл, отправить ЛС

Maksim Usachov пишет:

Отцы и дети
Мобилизация
Порядки
Тапки
От улыбки хмурый день…
Валька
Венера и Прометей
Цензура и девочка Лена
Пушкин
Новый мир
Волшебница Ира и принц
определение
Роман без названия. 2-3 глава
Волшебница Ира и велосипед (детская сказка)
Ребро Адама
Мадам Штейн (креатив удален)
Роман без названия. 1 глава
***
Я умер
Эпитафия
Искусствовед (часть первая)
 
... и еще 100 креативов ...



Maksim Usachov отстаивает:

Елене П***, которая верит в хуйню
Вспомнилось
Симптомы всенародной любви.



КОММЕНТАРИИ


 Та, что на ушко шептала  1   (249822)     2012-09-03 11:47
Легкое хорошее чтиво. От меня прятали не Мопассана, а Саган. И печатали ее не в книгах, а в журналах.

 Maksim Usachov  2   (249823)     2012-09-03 11:51
---Та, что на ушко шептала 1
А от меня ничего не прятали. Полная свобода. ) Но девочкам наверняка сложней. )

 Та, что на ушко шептала  3   (249834)     2012-09-03 13:22
---Maksim Usachov 2
От "девочек-подростков", как правило, что прячь, что не прячь, что радио слушай.

 Maksim Usachov  4   (249852)     2012-09-03 19:37
---Та, что на ушко шептала 3
Я так и подозревал... Только доказать не мог.))

 nlo  5   (249867)     2012-09-04 11:49
отлично! Качественно...ну опечатки - это твое фсьо :)
+1

 Maksim Usachov  6   (249905)     2012-09-04 17:13
---nlo 5

Спасибо.)

 олейна  7   (249912)     2012-09-04 20:16
спасибо) отлично написано
к слову:
у нас был шкаф в потолок и самые запретные книги, включая подробную анатомию человека (А4, 800 страниц, вес около 6 кг, на латыни), стояли на верхней полке. Вместе с Мопассаном и Саган)

 Maksim Usachov  8   (249925)     2012-09-05 15:27
---олейна 7
Что-то у всех девочек было шкафное детство))) Спасибо.)

 олейна  9   (249982)     2012-09-09 20:33
---Maksim Usachov 8
наерна потому что среднестатистиццкий папа из мальчика растит второго себя, а из девочки - улучшенную версию идеальной женщины (ограниченной, послушной, наивной, невинной, знающей жизнь лишь по его рассказам и безоговорочно ему верящей)

 Будетлянин  10   (260666)     2014-07-07 02:11
жизненно! форма подачи - гуд.



НУ ЧТО?

Отправлять сюда комменты разрешено только зарегистрированным пользователям


ник:
пароль:
Забыли пароль? Регистрация
Вход для Машиниста Tепловоза
©2000-2015 ТЕПЛОВОZ.COM