тепловозтепловоз.com

выйди за пределы восприятие без границ


В Тамбуре

19:47 Ivan Kulinski: ---Сплюшка...
19:46 Ivan Kulinski: Ту-ту шоле...
04:59 букоffская: ---Басарги...
04:45 букоffская: ---Казлец ...
04:43 букоffская: ---Басарги...


В Камментах

12:43 Фэри к Ветер: Я оставлю это з...
10:05 hello in к михайлевич: Лица мертвых мо...
23:35 Сплюшка к Ветер: Я оставлю это з...
00:40 Фэри к svetyaric: Трава поющего с...
00:41 пассажир к Басаргин Сергей: Сильный туман


Вход
ник:
пароль:
Забыли пароль? Регистрация


Отдельные вагоны

Литконкурсы

Спам Басаргина

Багаж

Предложить в Лучшее

Книга ЖиП

...ДИЗМ

Автобан

Вова, пошел нахуй!
Последнее: 2017-10-27 13:05
От земля

Спецтамбур для объявлений
Последнее: 2016-05-27 09:48
От wdr


Сейчас на сайте зарегистрированные:




Наши кнопки
ТЕПЛОВОZ.COM: Восприятие без границ!

Добавь кнопку Тепловоза на свой сайт!

Укр>Рус переводчик

Лента креативов
28 янв 2009 Алекс: Кто сказал что умер Бог? (28) +0.88 (16)    
27 янв 2009 Ветер: Просто фантастика. (13) +0.73 (9)    
27 янв 2009 Didakakiyfdrvch: Неформат №4. Зачатие, жизнь и смерть Фрэ... (5) +0.33 (7)    
-> 27 янв 2009 олейна: Неубитая жена. Стилизация (19) +1.38 (11)    
27 янв 2009 учусь_летать: в ожидании весны (5) ... (5)    
26 янв 2009 Maksim Usachov: Как мы снимали фильм, (12) +1.8 (8)    
26 янв 2009 Намнаплеватьштейн: он (24) +1.13 (15)    


КРЕО2009-01-27 : олейна : Неубитая жена. Стилизация версия для печати печать с комментами

Сразу говорю - длинно, по-русски
и все - брехня
Вчера, вчера, вчера…
Вчера она вошла на его половину в чем-то стремительном, красном. Тонкой линией восторга и ожидания подвела глаза и влажно, жадно подчеркнула красивые губы. Не вошла – влетела, как огромная яркая стрекоза, ворвалась, не оглядываясь, не оглядываясь, шелестя и звоня украшениями…

(Свекровь – о, хвала небесам за ее свекровь, суровую, мудрую, терпеливую! – вчера позвала её к себе и сказала твердо и тихо:

-Все, хватит прятаться… Раз уж он не убил тебя, не выгнал из дому, не вернул в дом родителей, не взял – и уж поверь мне не возьмет другую жену – иди к нему, добивайся, слышишь? Хватит плакать! Пой и пляши! Все можно простить женщине, которую любишь и желаешь. Ту, которую жалеют, не простят никогда: она – живое напоминание о своем грехе. От жалости только воздерживают руку от удара. От жалости терпят… Так что вставай, приведи себя в порядок, и иди к нему. У моего сына должна быть семья. В этом старом доме должны бегать дети. Иди… Не мне тебя судить. Ступай, и … да помогут тебе небеса.

И она вспыхнула, воспрянула и помчалась…
Вчера…)

Вчера она вбежала – и остановилась при входе на мужскую половину, в двери. Медленно, грациозно, не сводя с мужа взгляда из-под ресниц, подняла руки дл удивительного танца – танца надежды и желания, тоски и любви. Вздрогнули и осыпались браслеты, заструился вниз призрачный прозрачный золотисто багровый чужеземный шарф. Она на носках шагнула вперед, прочертила перед собою по ковру полукруг пунцовым ногтем босой ноги, чуть присела, легко перепрыгнула через эту невидимую черту, вытянулась, сделала медленный поворот, не отводя глаз, и, со звоном взмахнув руками, закружилась, понеслась в безудержном танце, бросая значительные взгляды, подходя все ближе, ближе, ближе…

А молодой ее муж остолбенел еще в тот миг, когда она вошла – манящая и чужая. Стоял ошеломленный, и смотрел на нее, опустив руки, пылая лицом и тоскуя глазами. Потом вдруг сел, как будто сломался пополам, закрыл большими руками свое красивое лицо и глухо, безутешно зарыдал…

Тут она очнулась и остановилась. С лица сползла полуулыбка, обнажив истинную ее растерянность Ии страх. Она опустилась на колени в полушаге от него и больше не танцевала – просила, говорила, звала бездонными, пустыми как черная осенняя ночь глазами…

Он ощутил ее взгляд, убрал от лица ладони и поднял голову…
Она не вынесла этого безмолвного вопля его боли, не ответила ничем, лишь вобрала голову в плечи, потупилась, теряя слезы в узорчатом ковре и складках одежды…

Зашептались, опадая, браслеты и ткани, зашептались и смолкли. Поплыли, понеслись в завораживающем танце минуты молчания. Весь дом вслушивался в безумно кружащуюся тишину и ожидал, не дыша. А муж взглядом горько и нежно гладил темные вьющиеся волосы жены, которая глядела на кроваво расплывающиеся по тонкой ткани платья влажные круги от слез…

Но вот её супруг что-то для себя решил, резко встал и направился мимо неё прямо к двери, не говоря ни слова. Надежда ее дрогнула, вылетела глубоким болезненным вздохом и захлебнулась в красных кругах на платье. Он испуганно остановился и нерешительно, невесомо положил на ее горячее плечо свою ледяную руку:

-Н-не надо, слышишь? Не надо… так… больше. Ты не входи ко мне, хорошо?.. Я не держу на тебя зла, я простил, но ты… не входи ко мне, понимаешь? – тихо, почти умоляюще выдохнул он, потрепал неуверенно по спине, как большую умирающую собаку, и отошел, чтобы уйти, закрыть за собой дверь, оставить ее одну, снова оставить одну!

-Да лучше бы ты меня убил! Убил!!! – хрипло завыла она, неожиданно громко, не узнавая собственного голоса. – У-у-у-убил! Ты не простил меня, нет! Ты же не простил! Разве так прощают? Зачем ты мучаешь меня? Не можешь сам – расскажи обо мне людям, расскажи, как я изменяла тебе с твоим братом! Расскажи всем, не молчи! Не можешь судить меня сам -0 пусть судят они, пусть убьют! Я! Я так больше не могу, слышишь? Не мо-огу-у…

Закрылась дверь:
- Я ведь так любл… любил тебя, - захлебнулся словами и чувствами он.

Оставалось только рыдать.
Вчера… Вчера… Вчера…

Сегодня она, как и всегда, как и каждый день после ее измены (или неудавшегося второго замужества), после его возвращения из долгого пути домой, как до вчерашнего разговора со свекровью, до вчерашнего отчаянно призывного танца, стала невзрачной. Уже в простой домашней одежде, повязав голову и шею жестким бесцветным шарфом, убирает, готовит еду, трет и скребет котлы, прядет длинные как ее ожидание и бесконечные как черная осенняя ночь нити, крутит, крутит жернова – как и много дней подряд, как много дней подряд, как много-много одинаковых дней подряд. Работает вдохновенно и бесчувственно, хорошо и зло. Свекровь даже хвалит ее, а она не слышит. Слышит только, его шаги: как он идет, подходит, останавливается, но проходит мимо. Все слышит – и втягивает зябко голову в плечи, чтобы не заплакать, как плакала вчера…

За что он так со мной? Ах если бы он остановился рядом, если бы спросил меня, как же я это, почему – то я бы рассказала ему все. Я бы сказала, как мне было нелегко, когда пропал в горячих песках его караван, когда все говорили, что он уже не вернется никогда, что он умер, – а у меня даже не было ребенка от него, нашего сына или девочки. Если бы только он захотел меня слушать, то я бы объяснила, что любила и люблю только его одного. «Ведь даже тогда, когда меня взял твой старший брат, я думала только о том, что у меня родится сын, похожий не на него, а на тебя, мой единственный, мой самый дорогой! Неужели ты не вершишь мне?» - вынашивает-вышивает она в мыслях слова и яростнее крутит жернова. Но не зачем и некому их говорить – он не спрашивает ее ни о чем, не останавливается и не говорит с ней больше. И от этого в груди её много дней живет жгучая боль и ноет бесконечными вопросами: как же это? Зачем? Почему?..

«Да что я сделала такого? – вдруг вскипает в ней гордой обидой горькое женское одиночество. – По закону брат должен был восставить семя своему брату и я…»

«Ты изменила брату с братом, - подхватывает разговор с нею кто-то живущий у неё внутри, холодный и правдивый, а потому несправедливо жестокий. – Это ты изменила ему, а не он тебе. Так уж вышло, и не тебе его судить. Забыла?»

«Нет! Я ничего не забыла, но его же не было со мною долгих 2 года. Никто не верил, что он вернется: сейчас такие времена – разбой, грабежи, пропадают без следа богатые караваны. Никто не верил, и я перестала ждать. Ведь я молодая. Я так хочу жить!»

«И это все?»
Нет, даже сама она не верит своим оправданиям и своим словам, а потому перестает вести беззвучную беседу с самою собой. Только думает, как бы было хорошо, если бы он всегда-всегда-всегда был с нею ряжом и никогда-никогда-никогда не уезжал… Было бы – но не будет…

«Да что же мне теперь делать?»
«Ждать. Терпеть. Работать. Ты сама не захотела оставаться у его брата. А муж мог бы тебя судить, выгнать, убить, отдать в родительский дом – и был бы во всем прав. Он милостиво поступил с тобой, а ты – не-бла-го-дар-на-я…»

«А за что мне его благодарить? За то что мне больно? Плохо? За то что я жду и жду, – то его прощения, то смерти своей – и не могу дождаться?»
«Жди. А что тебе остается? Ты не можешь без него. Иначе, зачем вернулась сама? Почему до сих пор не сбежала? И не сбежишь, могла бы – сбежала бы давно как миленькая. А ты не можешь… И он не может: и с тобой не может, и без тебя…»

Но тут она остановилась в своих размышлениях: поймала спиною волнующее тепло – его взгляд. Он стоял поодаль в дверном проеме и смотрел на нее пристально, шевелил губами, как будто проговаривал ее имя и еще какие-то нежные слова, как будто недоуменно спрашивал ее о чем-то и не получал ответа. Ее прямой внезапно брошенный взгляд заставил его вздрогнуть, потупиться и… поспешить прочь.

«Что же делать? Что же мне теперь делать? – горько улыбнувшись, смахнула слезу она. – Чего ждать? И стоит ли ждать еще?» Жены царя Давида, обесчещенные прилюдно на кровле дворца его противником, его красавцем- сыном Авессаломом, тоже ждали… И не дождались – А Давид так больше никогда и не вошел в их убранные для него чертоги, не делил с ними ложа в роскошных спальнях. Так они и остались – старые, стареющие, совсем молодые – ждущими одинокими царицами. Но виновны ли были они, несчастные царские женщины, в их непримиримой мужской войне? Виновны ли они были – и во грехе своем, и в том, что до сих пор живы?»…

Вот и ты живи, живи, неубитая прощенная жена своего добрейшего, любящего, милосерднейшего из мужей. Живи и наступай ежедневно и еженощно на горло своей любви, своей гордости, на которую теперь вряд ли уже имеешь право. Живи и ожидай чуда: его прощения или его слабости, его привязанности или его великодушия – победы вашей любви над ним и над тобой, над грехом и смертью.


Голо-совалка
Правила

+2Шедевр! Одно из лучшего здесь!
+1Понравилось
+0.5Что-то есть
0Никак
-0.5Хуже чем никак
-1Отстой
-2Пиздец, уберите эту хуйню с Тепловоза!
Средняя оценка крео: +1.38
Проголосовавших: 11

! Голосование доступно только авторизованным пользователям






Перейти в профайл, отправить ЛС

олейна пишет:

Пора прощаться
Білі ведмеді
питання до них та до нас
Я не знаю...
Пишеться (денникове)
не лучшие стихи не от хорошей жизни
війна і мир
Та правота
2
щось щезне
невыносимая легкость бытия (с)
черепаховое
як мені бути
НАВІД-ЛІТ
не поріжся без мене
повертатися
мурашине щастя
Бачити, знати, вірити
Дід Федір (все)
Спільні хвилини
КОРОЛЕВСКИЙ СУД
 
... и еще 183 (!!!) креативов ...



олейна отстаивает:

усталая песенка
іхтіандрості
Kravdiy, прости или Спецом для продавщицы индульгенций
Минимально-довольнаЯ (песня)
внутренние процессы
прокламация
фтопке
опус №
незалік
Шютка ли сказать
С пляжа Боливуд
лирика-уёгурты
противоречия
журлива ретроманія
крайзерова соната
утренняя готовность №1
Чего я хочу или Что я могу
Взаємодія – процес взаємний
бисерок
(три зірочки)
ВЕСЕЛАЯ ЖЕНСКАЯ ПЕСЕНКА
 
... и еще 1 отстоев ...




КОММЕНТАРИИ


 хочу быть трямом  1   (150426)     2009-01-27 12:30
Начало очень красивое.

"И она вспыхнула, воспрянула и помчалась…" - почему-то очень захотелось "встрепенулась" вместо "воспрянула"

"По закону брат должен был восставить семя своему брату и я" - это что?..

Очень волнующее, до слёз. очень грустное, очень-очень. очень.

 хочу быть трямом  2   (150427)     2009-01-27 12:37
правда, даже мне заметно, что местами не очень складно написано. ну это так, ложку дёгтя)

 Мне впадло было писать мое имя  3   (150428)     2009-01-27 12:49
Сказка с элементами псиоанализа и удавшейся попыткой провести аналогию с днем сегодняшним. Было, есть и будет. У кого-то проще, у кого-то сложней. И до сих пор не ясно, что лучше, уметь прощать или быть прощенным.

 чувак с удаффа  4   (150429)     2009-01-27 12:50
Апзацы - сразу зачот.
Индийское кено - апять зачот.
Пра еблю - окончательно зачот.
+0.75

 олейна  5   (150430)     2009-01-27 12:56
тряма, это у семитских племен был обычай: если женатый брат умер, так и не сделав детей, то его младшенький братец должен будет сделать ребенка вместо старшего. жениться для этого на вдове не обязательно, т.к. дитенок все равно будет считаться дитенком умершего.
Эт и есть "восставить семя"

 олейна  6   (150431)     2009-01-27 12:56
Чувак - фсем чувакам чувак :)

 loffofora  7   (150445)     2009-01-27 15:44
хуххх бедная женщина, и муж и брат тоже...
может им стоит пожить втроем
или криша окончательно сьедит?

 олейна  8   (150448)     2009-01-27 16:08
дельный коммент :)

 Ветер  9   (150463)     2009-01-27 19:42
хорошая сказка, но всего лишь сказка +0.5

 олейна  10   (150537)     2009-01-28 09:00
В ты реалист и за сказки привык ставить Андерсену -2???
Улыбнул :)

 Ветер  11   (150555)     2009-01-28 11:00
Бъет себя пяткой в грудь:
я пистец какой реалист (поставь запятую где захочешь )
Олюшка, ну не верю я в подобную женскую любовь и преданность даже у женщин востока...ну не верю и крышка, потому откликнуться данное творение во мне просто: НЕ МОГЛО! Опять таки много женских переживаний, опять таки много непоняток, почему он живет в одном доме с ней? почему не уходит с новым караваном? почему её "новый" муж не объяснил ситуацию своему брату?
Опять таки, у неё не было выбора, она же не сама побежала к его брату, ты его тут изображаешь эмоциональным, благородным но туповатым...

 олейна  12   (150562)     2009-01-28 11:32
Спасибо, что изложил свои претензии.
Восток -дело тонкое, Петруха. будет время - устрою тебе ликбез в личку :)))

А по поводу верности - верность не бывает мужской или женской, она всегда индпошив и дело личных принципов. И явление нечастое.

 Bief  13   (150670)     2009-01-28 19:04
До «разговора самой с собой» понравилось, даже сказала бы, что очень, стилистикой, экпрессией, и ваще… а вот дальше
«внутренние терзания» героини занудны и гасят весь предыдущий эффект – может, убрать всё после её крика, обращенного к мужу, а закончить историей про Давида и его жен, без этих бесконечных вопросов, которые вызывают не сочувствие, а раздражение: я на них только одни глазом глянула и проскочила, ежели честно

И несколько замечаний (могу ошибаться):
звоня – все же в колокола
украшеними – звеня, мне кажется
золотисто-багровый
с «она» малость переборщила – иногда лучше вообще опускать
«Она на носках шагнула вперед» - не нравится такое построение после «заструился вниз призрачный прозрачный золотисто багровый чужеземный шарф»: словно марширует, а не танцует; потом – хорошо
незачем – вроде, вместе

з.ы. тряма, «встрепенулась» в данном контексте– это ужоснах

 олейна  14   (150746)     2009-01-29 06:42
Спсб, учту

 мавка  15   (151109)     2009-01-30 17:51
очень понравилось +2

 mercurianka  16   (151748)     2009-02-04 12:38
как вдохнула
балдею
на орфографию плевать
+2

 олейна  17   (151754)     2009-02-04 13:04
---mercurianka 151748
и сильно плохо с орфографией?
я русский не выучу толком наверноеникогда :(


 mercurianka  18   (151763)     2009-02-04 13:15
---олейна 151754
не плохо, это я про "звоня" так громко выразилась ))

 олейна  19   (151793)     2009-02-04 15:58
а-а-а
ну, считай, что эт специально - чтоб не звеня а как бы громко позванивая :)



НУ ЧТО?

Отправлять сюда комменты разрешено только зарегистрированным пользователям


ник:
пароль:
Забыли пароль? Регистрация
Вход для Машиниста Tепловоза
©2000-2015 ТЕПЛОВОZ.COM